Что такое синдром престижного вуза и как он вредит студентам

 
 

 

Евгения Лиховцева живёт в Дублине и изучает университеты разных стран мира. Она рассказывает о большом заблуждении студентов. Нельзя думать, что одно только известное имя университета благополучно решит всю судьбу.

Первое сентября — важный день для первоклассников, учителей и первокурсников. Но я хочу поговорить, о тех, для кого этот год не менее важен. О будущих выпускниках вузов. Давно заметила, что неважно, заканчиваешь ты бакалавриат или аспирантуру, чувства остаются теми же. Первый семестр ты радуешься, что наконец-таки, вот он, последний учебный год, и у меня будет диплом или кандидатская. А второй семестр ты грустишь, потому что подходит момент, когда нужно что-то решать с дальнейшей жизнью.

Особенно тяжело приходится выпускникам «престижных вузов». До недавнего времени я думала, что это выражение — рудимент из 80-х или 90-х. Но оказывается, понятие «престижные вузы» до сих пор присутствует в сознании большинства населения России. «Престижный вуз» — это гарантия качества и эксклюзивности, гарантия того, что после завершения университета ты обязательно найдёшь работу мечты, а работодатели расхватают твоё резюме. Да и в целом поток предложений о работе никогда не иссякнет.

Но когда заканчивается последний вузовский год, и нужно искать работу, то понимаешь, что в качестве приложения к диплому ты получил изрядную порцию снобизма, уверенности в своей эксклюзивности и ещё, в довесок, отсутствие необходимых навыков (это про тех, кто не понимал, зачем ему это вообще всё нужно), которые так нужны на рынке труда.

Интересно, что этот синдром свойственен не только выпускникам российских вузов. Та же история с выпускниками Гарварда, Оксфорда и другими университетами престижной лиги, где диплом — это зелёный коридор в жизнь.

Но проблема в том, что выпускники высшего эшелона тоже сталкиваются с реалиями рынка, как и выпускники «непрестижных» вузов.

Конечно, чаще всего речь идёт о выпускниках гуманитарных специальностей, где разброс самоопределения более широкий. Например, стандартный вопрос к студенту философского факультета: «Ну и что ты будешь делать после окончания?».

Я часто слышу от выпускников и их родителей, что «талантливые ребята не находят себя», «зачем мне этот диплом», «гарантий нет», «я не хочу работать в этой компании, потому что нас готовили для другого», «мы элита российского общества».

Обращусь к цифрам. Одним из критериев современных образовательных рейтингов является уровень трудоустройства после окончания университета (employability). В Европе лидером по трудоустройству является Оксфорд (87% выпускников находят работу), Кембридж (90%) и Политехнический университет Парижа (89%). Но этот рейтинг не показывает разброс специальностей, а суммирует общие показатели трудоустроенных выпускников. Это означает, что, например, востребованные рынком выпускники технических специальностей делают статистику всему университету, а про судьбы студентов-философов мы ничего сказать не можем. Также в рейтинг employability входит такие пункты как взаимодействие с работодателями и выпускниками, присутствие компаний в университетском кампусе и заключение контрактов на различные исследования.

Статистика получается хитрой. Потенциальный студент выбирает престижный вуз, потому что среди прочего престижный вуз обещает 100% трудоустройства.

Но уже к окончанию университета ты понимаешь (особенно после философского), что гарантий нет.

Я не хочу давать советов о том, как найти работу своей мечты и очаровать HR-менеджера. Хотя существует возможность избежать послеуниверситетской депрессии, которая в итоге может затянуться на несколько лет. Мне кажется, несмотря на все обещания университета, нужно забыть о его престижности и о том, что эта престижность повлияет на твоё будущее. Поэтому, задав простой вопрос «что я хочу делать после окончания университета» как можно раньше, получится избежать многих разочарований в будущем.

Автор: Евгения Лиховцева
Источник: Мел